Journal d'apprenti sage (greenadine) wrote,
Journal d'apprenti sage
greenadine

Categories:

Джатака о двух поросятах

Контекст и вступление - здесь.

- Тик-так, кто идёт? - спрашивали друг друга два поросёнка на краю деревенской дороги.
Это была старая женщина, сгорбленная, как ива, склонившаяся над озером.
- Тик-так крак-крак, - так скрипела её палка, когда она шла. И четыре маленьких удивлённых глаза зорко следили за ней из травы.
- Кто вы, малыши? - прокричала им старуха. - Ваша мать бросила вас? Забирайтесь в мою корзину. Я отнесу вас в свой маленький дом на краю Бенареса и стану вам матерью.
Она взяла двух поросят и посадила их в корзину, наполненную хлопком, который она только что купила на ферме. И она снова отправилась в путь, тик-так крак-крак, пока не дошла до своего маленького дома. Она достала поросят из корзины и посадила их себе на колени: она смеялась и улыбалась, так она была счастлива. Она назвала старшего Маха-Тундила, а младшего Кулла-Тундила.
Шли дни и годы; старушка кормила двух поросят и любила их, как своих собственных детей.
Однажды в соседней деревне был большой праздник. Люди пили весь день.


Они были пьяны, и, съев всё мясо, какое было в деревне, они не насытились и хотели ещё. Они пришли к старушке и сказали ей:
- Мать, вот тебе деньги; дай нам в обмен твоих свиней.
- Нет, - ответила она, я не отдам их вам. Разве детей продают за деньги?
- Но это не твои дети, мамаша, это свиньи! - сказали люди. - Что ты собираешься с ними делать? Уступи их нам сейчас, и эти золотые монеты будут твои.
Но старушка лишь качала своей хитрой головой.
Тогда люди напоили её, и когда она опьянела, они опять сказали ей:
- Мать, возьми эти деньги и отдай нам свиней.
- Я не могу отдать вам Маха-Тундилу, - сказала она, - но берите Кулла-Тундилу.
И положив риса в пиалу, она поставила её перед дверью и позвала:
- Кулла-Тундила, Кулла-Тундила!
Когда Маха-Тундилла услышал этот зов, он подумал: « Мать никогда не звала Кулла-Тундилу первым, она всегда сначала звала меня. Какая опасность угрожает нам сегодня? »
Ну а Кулла-Тундила направился к старушке. Но когда он увидел пиалу перед дверью и всех этих людей с верёвками вокруг, он повернул назад и вернулся к Маха-Тундиле. Его сердце сильно билось, потому что он очень испугался.
- Брат, - сказал Маха-Тундила, - почему ты так дрожишь?
- Мать поставила нашу пиалу перед дверью, и люди ждут с верёвками. Мне страшно, брат, мы в опасности.
Маха-Тундила с нежностью посмотрел на брата. Он тихонько заговорил с ним. « Что ты повесил голову, брат? Не грусти! Знай, что нас выращивали и кормили ради этого дня. Увы, люди хотят наше мясо. Ступай, Тундила, на зов матери! »
Затем, тронутый слезами, проступившими в глазах брата, он сказал:
Как на праздник, в чистой воде искупайся;
В благовонии этом всегда оставайся.

Как только он проговорил это, весь мир изменился. Полевые цветы открыли свои сердцевинки, чтобы послушать, деревья склонились, ветер утих и птицы приостановили свой полёт. Люди и старушка протрезвели и верёвки упали у них из рук. Нежный голос достиг города Бенареса и тысячи людей услышали его, богатые и бедные. Они все были тронуты до слёз и в едином порыве сердца поспешили в направлении, откуда раздавался голос. Когда они достигли маленького домика, они сломали забор и столпились вокруг.
А Кулла-Тундила не знал, что и думать. « Почему мой брат говорит такие слова? Мы никогда не купаемся в чистой воде и не знаем никаких благовоний... »
- Скажи мне, брат, - спросил он, - о какой воде ты говоришь, и что это за благовоние, который никогда не исчезает?
Маха-Тундила ответил, и когда он заговорил, толпа замолчала: « Чистая вода, это любовь, и любовь — благовоние, который никогда не исчезает. Не грусти, покидая этот мир. Многие из тех, кто остаются — несчастны, и многие из тех, кто уходят — радостны.»
Нежный голос достиг дворца; он прошёл сквозь мраморные своды и слезы навернулись на глаза царя.
Что до тысяч людей в толпе, они замахали руками и закричали от радости. Они понесли Маха-Тундилу и Кулла-Тундилу ко дворцу. Царь приказал, чтобы их искупали в сладчайших благовониях и облачили в шёлковые одежды. Их шеи украсили ожерельями, и пока царь был жив, они жили во дворце. Все распри выносились в ведение Маха-Тундилы, и он разрешал их все.
Настало время, когда царь достиг преклонного возраста и скончался. Тогда Маха-Тундила и его брат покинули дворец и обосновались в лесу. Народ Бенареса опечалился и скорбел, когда они уходили.
Но царство правосудия не закончилось. Люди продолжали жить в дружбе и все были счастливы.

Tags: джатаки
Subscribe

  • Конец света

    Публикую перевод очередной джатаки. Издание в виде книжки пока откладывается на неопределённое время из-за проблем с иллюстрациями, так что пока…

  • Царство лебедей

    Про автора Джатак - здесь В мире много озёр: синих, зелёных, некоторые покрыты лотосами, по другим плавают белые лебеди, но ни одно из них не…

  • Заяц и фея

    Контекст и вступление - здесь В маленьком лесу, между горой, деревней и рекой, жил-был молодой заяц. Много зайцев бегает среди кустов вереска и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments